На боковую или что делают с новым годом

Я предложил Донне Анне последовать примеру гиноморфов, чтобы перекусить и совершить возлияние. Та согласилась, но попросила обождать прибытия Донны Мариам.

Та, как и Донна Анна, технически являясь Калькуттской Модницей старой школы, периодически посещает миры творения по своим модничьим делам. Старая школа Калькуттских Модниц - это не фигура речи, но совершенно конкретная институция. Это именно то, что появилось в Небесной Калькутте раньше всего - собственно, поэтому старую школу иногда называют "вторым домом" (то есть строением, которое было возведено сразу после первого).

Когда не было ничего и первые миры творения находились в непроявленном состоянии - как сжатые ремарки на страницах первичного гримуара скрижалей Бездны, Суккубы вознеслись над печью творения, оставляя за своими хорошенькими копытцами благоухающий след из атипичных фотонов, который впоследствии оформился в лестницу творения - достаточно стабильную для того, чтобы бесчисленные демоны могли восходить и спускаться, не рискуя увязнуть в беспорядочных измерениях пустоты.

Эта старая школа представляла собой, как рассказывала Донна Анна, разбитый на выходе из Небесного Калигхата просторный шатер с простым убранством. В шатре первые Суккубы, к числу которых принадлежали Донна Анна и Донна Мариам, инструктировали новоприбывших, "новорожденных" прекрасных существ, которые, произойдя из безвидного Хаоса, принялись разлетаться по пустоте. Те, которые попали под нежное крыло Суккубов, могли назвать себя счастливчиками - они стали ядром той самой группы, которую сегодня знают как Калькуттских Модниц.

Говорят, что эта история может быть пересказана и по другому, потому что в начале времен девять измерений пространства и времени, идущие рука об руку с девятью измерениями смысла, сосуществовали в плотном, жарком клубке, распутыванию коего были и будут посвящены труды специалистов бесчисленных ведомств, что, подобно баобабам или мотылькам, вспыхивают на горизонте событий перед лицом неминуемого конца.

Итак, когда к нам присоединилась Донна Мариам, мы отправились в пиршественные палати, где к моменту нашего прибытия уже хозяйничали гиноморфы.

Они выглядели нетрезвыми - волосы разметались, груди торчком, тот еще затрапезный видок. Пока одна впивалась обольстительными клыками в краешек массивной керамической плиты, стопка коих изрядно поуменьшилась, другая залпом опрокидывала в себя коктейли: нежные пластинки слюды в азотной кислоте с двумя-тремя ломтиками персика, имитация которого была изготовлена из кусков замороженного гелия.

Гиноморфы подвывали, как свойственно демонам, в нескольких октавах, так что вокруг отчаянно звенела и входила в резонанс посуда, в баре пели бутылки, а металлические предметы принимались нагреваться.

Донна Анна, которую, как я поначалу подумал, не устраивало радиоактивное заражение, лодочкой проплыла по залу и остановилась позади гиноморфов. Опустив ладони на роскошную спинку стула, на котором развалилась одна из бузотерш, Донна Анна перегнулась и посмотрела той в глаза. Массивные бусины ее четок водопадом соскользнули на оголенные плечевые жгутики, заставив гиноморфа слегка податься в сторону.

-В честь чего праздник? - Поинтересовался Суккуб.

-В честь нового года. Не все знают о таком дне, но там, откуда мы прибыли, его чтут и даже отмечают всем миром.

-Понимаю. - Донна Анна покосилась на меня, а затем мечтательно сказала, задышав гиноморфу в лицо:

-Они собираются вокруг мирового древа, чтобы соединиться и дать начало новому витку экзистенции. Всем миром сваливаются в одну шевелящуюся кучу, где уже и не разобрать ни мужа, ни жены, а части органических тел, подобно дельфинам в волнах мирового океана, на секунду показавшись, исчезают в трепетной глубине. Вы находите это романтичным?

-У нас с сестрой есть традиция... - Серьезно промолвил гиноморф, осторожно прикоснувшись когтями к когтям Донны Анны. - Мы собираем новый год в мирах творения и, когда чувствуем, что уже достаточно, отправляемся на боковую. А самое лучшее место для дружеской боковой это, как вы знаете, база на облаке Оорта.

-Собираете новый год? - Донна Анна с уважением подняла брови. - И хорошо за него платят?

-Ну, как сказать. Раффлезианки берут его охотно, потому что считают каким-то чудодейственным удобрением. Модницы... тоже берут, но они очень избирательны.

-Не всякий новый год подходит для коллекции.

-Архонты дают мало - они считают, что всякая вещь стоит столько, сколько записано в изначальных скрижалях, ни рублем больше, поэтому с ними мы стараемся вообще не пересекаться. Некоторые принцы и принцессы берут, так сказать, оптовыми партиями, чтобы распределить между своими подданными. С ними приятно иметь дело. Но...

Гиноморф состроил глубокомысленную мину и опрокинул в себя коктейль, прежде чем продолжить:

-Но мы вообще-то занимаемся этим как хобби. Нам нравится выполнять культурную миссию и это даже как-то развивает, делает тебя, то есть меня во внутреннем плане сильнее и больше.

Пока эта барышня, заключенная в полуобъятия Суккуба, говорила, второй гиноморф, снизив интенсивность подвывания и время от времени кивая Донне Анне, продолжал поедать плитки. Теперь он отложил кушанье и сказал:

-Желаете присоединиться к нашей боковой?

-Не против, но я здесь не одна. У нас семейный отдых.

-О, это не проблема. Мы арендовали для боковой целый сектор для семей, помня о том, что было в прошлый раз... Тогда мы завязали несколько знакомств, для чего, к слову, пришлось изрядно потрудиться, а апартаменты оказались тесными. Вышло не очень удобно. А сейчас будет неудобно, если вы откажетесь от приглашения.

-Я и не думала. - С улыбкой молвила Донна Анна и помотала рогами. Затем в знак расположения обвила руки вокруг шеи гиноморфа и приоткрыла рот, продемонстрировав кончик сладкого языка. Одновременно с этим она движением хвоста позвала нас с Донной Мариам.

-У нас есть добрый обычай. - Обратился гиноморф к нам, когда мы устроились за столом. - Разделять новый год с новыми друзьями. Позвольте сделать это прямо сейчас.

С этими словами ощерившаяся шипами и лезвиями девочка-убийца поднесла к губам коктейль, но не стала пить, а выцедила из задних клыков несколько капель - те моментально растворились в азотной кислоте, окрашивая ту в густой гранатовый цвет, в котором гелиевые фрукты засверкали, как жемчужины в раковине. Затем она передала кубок Донне Анне. Та сделала долгий глоток и передала Донне Мариам, которая, отпив, передала коктейль мне.

Пластинки слюды приятно щекотали горло, а яд гиноморфа наполнял пространство и время негой и кромешным уютом, так что даже зрелище Млечного пути в занимавшем всю стену окне стало представляться заслуживающим внимания, если не сказать изучения. Расчувствовавшись, я положил пальцы на ладонь гиноморфной снегурочки, которая в это время целовала высвобожденные из-под нагрудной сети соски Донны Мариам. Всякая хорошая боковая начинается с доброго смертопитательного глотка.

Донна Анна

Материалы

Новое

О сайте

Поиск по сайту

Donna Anna Org. (DAO.)